+26 +25.1

Беспроигрышная лотерея

Краевед Александр Туров о жизни феодосийцев в 70-80-е годы
Опрос

Какая рубрика в газете «Фео.РФ» вам нравится больше всего:

Продолжение. Начало в №34

Мы продолжаем серию публикаций о жизни феодосийцев в 70-80-е годы прошлого века в воспоминаниях краеведа Александра Турова, предоставленные им нашей редакции для публикации.

Керосин, санки и щеглы

По понедельникам на конечную автобусную остановку приезжала машина, с которой продавали керосин. Жители, не имевшие газа, пользовались примусами и керогазами, которые заправлялись керосином, часто возгорались и коптили. Керосин стоил дешево, всего 16 копеек за литр, и альтернативы этому горючему не было. Даже с появлением бытового газа керогазы старались не выбрасывать.

В зимнее время, когда выпадал снег, все жители Форштадта от мала до велика ходили кататься на санках. Самые крутые спуски поливали водой, для скоростного скольжения. В основном использовались горки по улицам 8 Марта и Митридатской. Санки были небольшие и прочные, в основном самодельные, на которые помещалось по 3-5 человек и более. Лучшей обувью тогда были кирзовые сапоги. Стоили они очень дешево, на них подворачивалось голенище наполовину, и это было модно. В таких сапогах многие пацаны ходили в школу. В теплые месяцы года местные мальчишки собирались в многочисленных балках, ближе к лесу, для ловли птиц. В основном ловили щеглов, перепелов, попадались и воробьи, которых самые отчаянные ребята жарили на костре и ели.

Игра в пробочки и внешний вид

В те годы в Феодосии было всего два телевизионных канала, не было компьютеров, Интернета, игровых автоматов, и нам приходилось находить себе увлечения в духе того времени, в зависимости от возраста. Одним из массовых таких увлечений была какое-то время игра в пробочки. В те пробочки, которыми закручивались духи и одеколоны наших родителей. В пробочки играли на сами эти пробочки, и они стоили на руках определенных денег. Одной из самых популярных пробок был тракторок (пробочка белого цвета большого размера из-под одеколона). Правила игры были просты: когда после удара пробочками друг о друга твоя пробочка становилась на попа — это был тал, ложилась на бок — алач. Очень ценились талистые пробочки, у них для этого специально стачивалось основание. Стоили пробочки от 10 до 40 копеек. Эйфория в игре или, если хотите, трагедия наступали, когда учитель на уроке вызывал к доске и заставлял пробочки из карманов выложить на стол. После этого о них можно было забыть.

В школе, кроме всего прочего, очень следили за внешним видом учащихся. Серьезные проверки проводились по понедельникам учителями во главе с директором школы. Особенно обращали внимание на прически у мальчиков. Длинноволосых заставляли постричься, к урокам они не допускались. У девочек линейкой измеряли длину юбки выше колена. В моде тогда были мини-юбки. В моде также были приталенные рубашки с длинным воротником, туфли на платформе, и конечно, легендарные брюки-клеш. В продаже появился писк моды — тонкий и широкий вельвет. Ширина брюк внизу должна была быть 30-32 см. Иногда снизу брюки обрамляли согнутыми пополам 2-х копеечными монетами, чтобы брюки не обтирались об асфальт. Кроме обычного фасона, носили еще брюки-колокола. Носили их на бедрах и были они с обязательными накладными карманами спереди и сзади. Пошив простых брюк стоил 6 рублей, с накладными карманами — 7. Девочки шили платья из ситца, один метр которого стоил всего 59 копеек.

Индпошив и Нахаловка

Всю одежду на заказ шили в мастерских по пошиву одежды и ателье. На Карантине, возле 10-й школы, было популярное у горожан ателье «Березка», с отличными мастерами, такими, например, как швея Шевченко Мария Ефимовна, закройщики — Ерощенко Валентина Ефимовна, Корчинели Юрий Николаевич. В центре находилось ателье «Новинка», где работали Сыромятова Вера Николаевна, Афонина Надежда Васильевна, Сивокозова Лина Семеновна, Лучко Людмила Яковлевна. Не менее популярными были ателье военторга — № 686, «Прибой», «Белая акация», ателье «Южанка» на Полевой, «Морской прибой» на улице Листовничей, тоже с хорошими мастерами, такими как мастер по пошиву женского платья Маркова Раиса Филипповна, проработавшая по этой специальности 40 лет, и многие другие.

Продолжая тему районов города, оказываемся в центре (школы №№ 1, 2, 3, 5 и вечерняя школа по ул. Куйбышева). Выше центрального рынка, вверх по ул. Октябрьской, находится Егорьевская слобода (или Егоровка), которая имела свои небольшие районы Нахаловку и Цыгановку. Четких границ между районами, естественно, нигде не было. Центр тоже делился на районы — «Солнечный», «Колосок», Красную горку, «Кирпичный» и другие. В верхней части ул. Панова находится Дуранда. К северу от Кирпичного возник новый район — Челноки. Далее, на северо-восток, Полевая и Байбуга (Ближнее Боевое и школа № 15)

«Инкубаторские пришли»

На Полевой находилась городская школа-интернат №1, построенная в 1962 году. Мои первые школьные годы прошли именно в этом учреждении. В основном там жили и учились сироты или дети из неполных семей. Нам всем выдавали одинаковую одежду. Школьная форма, ботинки и зимнее пальто были на два размера больше, то есть на вырост. По выходным мы с воспитателями строем ходили в детский кинотеатр «Пионер». Перед сеансом, когда мы рассаживались по своим местам, по залу шел шепот: «Инкубаторские пришли». Нас почему-то не любили, но трогать боялись. В каждом из нас жил маленький волчонок.

В интернате мы жили дружно, интересно, были окружены теплотой и заботой наших наставников, чего так не хватало нам дома. На каникулах всем классом ездили в разные города Советского Союза, собирали и отправляли посылки для детей Вьетнама. Сегодня здание школы утопает в зелени, все эти деревья и кустарники посажены силами воспитанников и преподавателей.

Лотерея и переводилки

От кинотеатра «Украина» до бульвара Старшинова — Бакурба, район школы
№14. Напротив школы, на автобусной остановке «Листовничая», стоял газетный киоск, в котором для детей продавались лотерейки по 10 копеек. Это были бумажки, скрученные в трубочку, внутри которых написаны номера. Лотерея была беспроигрышная. Кто-то выигрывал простой карандаш стоимостью 3 копейки, а кто-то — переводные картинки, ради которых мы все и бегали в этот ларек, когда были деньги, конечно. А 10 копеек — это были деньги, на них можно было сходить в кино.

Выигрышные картинки назывались просто — переводилки, они как-то особенно пахли, а сам процесс перевода картинок на какую-нибудь поверхность доставлял огромное удовольствие. В те годы такие переводилки привозили из-за границы, в основном из Германии. Наши солдаты, которые там служили, и моряки-загранщики завозили их в страну в больших количествах. В основном это были портреты красивых девушек. Наклеивали их на музыкальные инструменты или в салоны автомобилей.

За Бакурбой расположен не менее известный в городе район Сарыголь (школа №13 и вторая вечерняя школа на ул. Комиссарова, которая находилась в особняке, где до революции жил начальник феодосийской железнодорожной станции). И заканчивался город на востоке районом Камыши (школа №12).

Продолжение следует

Александр Туров
Подпишись на газету Фео.РФ



Только до 30.08 электронная версия за 50 руб в месяц газета.фео.рф.
Все новости без рекламы + PDF версия раньше чем в продаже.
Задать вопрос главному редактору можно здесь
Подождите...идет загрузка

Новости за сегодня:

Сегодня читают:

Помощь